(no subject)

А в декабре опять неровный свет.
И стекла, непрозрачные от инея.
Очередным итогом детских лет
Дверной косяк расчерчивает линия.

Наступит снова чье-то Рождество.
Декабрьский день и короток, и долог.
Пока не дотянуться до того,
Что скрыто высотой прибитых полок.

Вчера сказали: если подождать
Еще три сантиметра - будет оттепель.
Соскучиться успеешь по дождям,
Прольются - сразу вырастешь. И вот теперь

Единственная радостная цель -
Всё приближать заветное: на кухне
Неплотно кран прикрыв, ловить капель
И ждать, пока в волненьи сердце ухнет.

Ну а сегодня - тоже благодать:
Ведь если елка в доме не заблудится,
То скоро можно будет загадать
Желание, что точно-точно сбудется.

Тереть глаза, чтоб в полночь не уснуть...
Становится острее и острее
Меж стрелок угол. Ну, еще чуть-чуть!
А старый год стремительно стареет.

"Пусть мама никогда... пусть я... пусть мы..." -
Зашепчешь, утопая в сонной дрожи ты.
Тот тридцать первый день шестой зимы
Останется минутно недопрожитым.

Но будет тридцать два. И тридцать три.
Сто сорок и сто семьдесят, похоже.
С утра в стекле глазок себе протри:
Внутри твой новый год. Снаружи тоже.

(no subject)

Шорох падающих штор,
Вечер ходит по гостиной.
В чайнике бушует шторм,
Сдерживаемый плотиной

Крышки, пляшущей слегка
В такт неловкой мелкой дрожи
В старческих руках. Пока
Раздувают тесто дрожжи,

Можно тронуть жала спиц,
Может тронуть жалость к шпицу:
Спит давно любимый шпиц,
И с тех пор, хоть плач, не спится.

В неизменной пустоте
Дней, толпящихся в прихожей,
Затерялись даже те,
С кем соприкасались кожей,

Взглядом, мыслью и т.п.
Запятая, запятая,
Точка. Точка. И теперь,
Ловко нити заплетая,

Спицы держат им одним
Слышный ритм коротких лет ли
Или, может, долгих зим,
И отсчитывают петли.

1111

Твоя дорога - сквозь толщу вод,
Ко дну, где лайнер и бриг. Песчано
И очень тихо вокруг. Плывет
Бесшумно рыба с большой печатью
На переливчатом плавнике -
Мгновенный оттиск твоей печали,
Оставленный не тобой - никем.

Collapse )

(no subject)

Запуск воздущного змея
С прядями солнца в хвосте.
Как начертить, не умея,
Правильный ромб на листе

Ватмана? Как без линейки
Двигаться твердо руке
Змеетворца-неумейки?
В белой безбрежной реке,

В море безвыходно белом
С каждой неровной чертой
Жизнь возникает несмело
В форме фигуры простой.

И не хватает до взлета
Пары непрожитых лет.
Солнечная позолота
На захламленном столе,

Острых локтях и коленях
В ссадинах - лета следах,
На череде поколений:
Глянцевых снимкой слюда

Нервно бликует напротив.
Улица смотрит в окно.
Скоро с балкона - и прочь, и в
Небо. И только одно

Кажется важным: в зените
Солнце, и можно разжать
Пальцы, и выпустить нить, и
Взглядом полет провожать

(no subject)

Вот расстегай в подвешенном носке —
И хлеб, и рыба. Радуйся дарам.
Ты, корочку содрав, оставишь шрам,
Как будто на запекшемся виске.
Найдешь иглу в отрезанном куске:
Нарушив принцип сказочных программ,
Без утки, зайца — смерть лежит в треске,
Ведь волосы все в сахарном песке.
Нечистым трубочистам стыд и срам.
Пеки кулич, ищи дорогу в храм
В отчаянном последнем марш-броске.
Рассказы о тоске по вечерам,
И по утрам рассказы о тоске.
Идет бычок, качаясь, по доске,
Идет один, открытый всем ветрам —
Для встречи с кем-то вроде бы. Но с кем?
Свеча погаснет, выстоит вольфрам,
Стеклом укрытый — свет на волоске,
На нем же жизнь — не легче ни на грамм.
Доска конечна. В этом суть всех драм.

Как Рома ездил эмиссаром в Тверь

Выполняя требования регламента Центрально-европейской лиги, предписывающего Курску - как организатору ее последнего этапа – обеспечить посылку гонцов в 8 регионов РФ, jlromford, являющийся от природы активным добровольцем, между песчаным карьером и цементным заводом выбрал для своего эмиссарского визита город Тверь. Пуант в виде карьера и завода натолкнул jlromfordа, добросовестно играющего в ЧГК, на мысль о напарнике. Поскольку знакомых с именем Федя, которым все это было бы надо, у jlromfordа не обнаружилось, предложение развеять скуку одинокого вояжа поступило мне. С целью подчеркнуть удачность подобного выбора, замечу, что в теплое время года меня довольно часто приглашают в хорошо проветриваемые помещения, поскольку мое присутствие избавляет от необходимости ретуширования распахнутого окна москитной сеткой: докучливые насекомые (в частности, мухи), неосмотрительно приближающиеся ко мне с целью установления межвидовой коммуникации, мрут особенно активно.

Collapse )

Кубок Городов

Способность органично и продуктивно существовать в предлагаемых обстоятельствах необходима не только почитателям Константина Сергеевича, но и не склонным к перевоплощению, однако любящим иногда поиграть членам общества. В игре ЧГК, которая совиным тенором признана нашей жизнью, которая в свою очередь тайным голосованием лузеров признана несправедливой, умение смириться является залогом крепких нервов и здорового цвета лица.
Команда БН отыграла Кубок Городов (как единственный шанс зацепиться за ЧР) в обстоятельствах, предложенных не Станиславским, а не менее изобретательным тезкой системного режиссера.

Collapse )

Древнегреческая комедия

За неделю до чемпионата России по ЧГК капитан команды БН, знающий, чем отличается гололед от гололедицы, но не выказавший должного почтения к февральским особенностям умеренно континентального климата, упал. Возможно, если бы капитан был розой, а рядом оказалась чья-то услужливая амортизационная лапа, дело ограничилось бы просто классическим палиндромом. Но в данном случае отсутствие спасительного Азора и наличие у нецветочного капитана костной системы (в частности, скелета нижних конечностей) стали причинами диагноза «перелом». Диагноз, заключивший правую ногу sh_nick в неаппетитный гипсовый рулет, великодушно сохранил за капитаном почти все гарантированные тому Конституцией РФ свободы, ополчившись только на статью 27 и начисто лишив заложника двух дополнительно-костыльных точек опоры свободы передвижения.

Collapse )

Перед подачей охладить

К рождественским праздникам упитанные и румяные курские повара-кондитеры в колпаках (некоторые, точнее, один – с бубенчиками) и передничках (желтых оргкомитетовских футболках) традиционно попытались приготовить аппетитное блюдо под названием «Фестиваль интеллектуальных игр памяти Сергея Некрасова». Три дня в пару десятков рук они интеллектуально замешивали тесто из шахмат, бриджа, эрудит-квартета, ЧГК, брейна и раздаточных конкурсов. (Тот, который с бубенчиками - перетаскавший накануне в связке с поварятами кучу посуды для замышлявшегося кулинарного шедевра - при этом преимущественно опять занимался физическим трудом и ныл, что работает больше всех). В качестве мясной начинки были использованы ласточки в строгих костюмах.

Collapse )